Иоганн Себастьян Бах

Иоганн Себастьян Бах Иоганн Себастьян Бах родился 31 марта 1685 года в Эйзенахе, маленьком захолустном городке Тюрингии, в одном из красивейших немецких краёв, в местах, издавна связанных с музыкой. Родина Лютера, арена революционной деятельности Томаса Мюнцера, Тюрингия никогда не была центром наиболее ожесточённых битв восставших крестьян и плебеев с феодалами. После Тридцатилетней войны, опустошённая и нищая, она превратилась в глухую и сонную провинцию. И всё же отзвуки и воспоминания о давно минувших славных событиях, несомненно, жили в народе. Но понадобилось и много времени и могучий гений, чтобы воскрешённые образы прошлого, так же, как и видения далёкого будущего, обрели художественное воплощение в искусстве Иоганна Себастьяна Баха.

Семья, детство.

Иоганн Себастьян всегда гордился тем, что принадлежал к знаменитому музыкальному роду. Музыкантами были его дед, прадед, отец, братья отца, их дети, а также родные братья Иоганна Себастьяна. Выдающимися музыкантами стали впоследствии его собственные сыновья. В течение 17 – 18 веков по Тюрингии расселилось такое множество органистов, композиторов, скрипачей, флейтистов, капельмейстеров, трубачей из семейства Бахов, что само слово “Бах” было едва ли не синонимом слова “музыкант”. Никто из этого племени музыкантов не добился ни славы, ни громкой известности, хотя в фамильной хронике Бахов насчитывается больше пятидесяти лиц, оказавших влияние на развитие немецкой музыки.

От поколения к поколению передавались навыки, мастерство, крепли творческие силы и, наконец, в великом представителе этой династии музыкантов Иоганне Себастьяне достигли наивысшего расцвета.

К профессии музыканта, уже традиционной для мужской линии семейства Бахов, Иоганна Себастьяна готовили с ранних лет. Первым учителем мальчика был его отец – скрипач, городской музыкант в Эйзенахе. В школе Иоганн Себастьян пел в хоре, составлявшемся обычно из беднейших учеников младших классов; за небольшую плату они выступали на различных праздниках, а на похоронах и свадьбах пели духовные песнопения.

Девяти лет Иоганн Себастьян остался круглым сиротой и был взят на воспитание старшим братом Иоганном Кристофом. Последний – в своё время ученик крупнейшего немецкого органиста – композитора И. Пахельбеля – занимал должность органиста и школьного учителя в Ордруфе. Под руководством брата проходило дальнейшее музыкальное обучение Иоганна Себастьяна. Но гениально одарённая натура вряд ли могла довольствоваться педантичными, школьно – ремесленными уроками Иоганна Кристофа. Он оказался сухим, нечутким музыкантом. Для пытливого, музыкального мальчика это было мучительно. Поэтому ещё десятилетним ребёнком он стремился к самообразованию. Узнав, что у брата в шкафу храниться тетрадь с произведениями прославленных композиторов, мальчик тайком по ночам доставал эту тетрадь и переписывал ноты при лунном свете. Шесть месяцев длилась эта утомительная работа, она сильно повредила зрение будущего композитора. И каково же было огорчение ребёнка, когда брат застал его однажды за этим занятием и отобрал уже переписанные ноты. Здесь – то и проявились впервые сильные стороны характера Иоганна Себастьяна: настойчивость, целеустремлённость, упорство в труде.

Раннее стремление к личной свободе побудило пятнадцатилетнего юношу оставить дом брата и искать средства для независимого существования.

Начало творческого пути.

Люнебург.


В 1700 году Иоганн Себастьян переселился в город Люнебург.

Прекрасный голос, владение игрой на скрипке, органе, клавесине, помогли ему поступить в хор “избранных певчих”, где он получал небольшое жалованье.

Здесь же, в Люнебурге, в 1703 году Бах закончил школу; он прекрасно учился и получил диплом, дававший право на поступление в университет. Но воспользоваться этим правом ему не удалось. Поставленный перед необходимостью самому себе обеспечивать свою жизнь, Бах должен был направить всё внимание и силы на совершенствование композиторского и исполнительского мастерства – единственного для него реального источника существования.

На художественное развитие Баха учителя его детства не оказали влияния. Он сам везде находил и отовсюду извлекал лучшее и необходимое для своего музыкального образования. Жизнь музыкального искусства в его прошлом и настоящем служила ему композиторской школой. Изучение богатейшего наследия, творческое постижение современной ему музыки шлифовали и оттачивали музыкальные мысли и письмо Баха, помогали раскрыть самого себя, осознать свою творческую индивидуальность. Даже частые перемены службы имели свои положительные стороны, так как давали возможность узнавать новые художественные явления. В этом отношении Люнебург, как затем Арнштадте или Веймар – значительные этапы большого творческого пути композитора.

В обширной библиотеке люнебургской школы хранилось много рукописных сочинений старинных немецкий и итальянских музыкантов, и Бах погрузился а их изучение. Освобождённый от педантичной опёки старшего брата, он неоднократно из Люнебурга отправлялся в Гамбург, чтобы, слушая, учиться у знаменитого органиста Рейнкена. В те годы гамбургская опера, руководимая Кайзером, находилась в расцвете. Надо полагать, что, бывая там, Бах не прошёл мимо нового для него искусства. По мнению Ромена Роллана, Влияние Кайзера отразилось на некоторых сторонах музыкальной речи Баха.

В самом Люнебурге с 1692 года при церкви св. Иоанна работал один из известных немецких композиторов, ученик Рейнкена Георг Бём (1661 – 1733). Общение и близость с большим художником – не менее важный фактор в формировании молодого музыканта.

Так в атмосфере богатых и живых традиций постигал Бах искусство и мастерство.

С Люнебургом кончились годы ученичества и ранней юности; началась новая полоса в многотрудной жизни композитора.

В апреле 1703 года Бах в качестве скрипача поступает на службу в небольшую княжескую капеллу в Веймаре. Но там он пробыл недолго. Не удовлетворённый работой и зависимым положением, он охотно принял приглашение на должность органиста Новой церкви в город Арнштадт и в 1704 году туда переехал.

Служба органиста Новой церкви была несложной: требовалось умение прелюдировать на органе, разучивать с хором культовые произведения и аккомпанировать хору во время богослужения. В эти скромные обязанности, с которыми мог бы справиться любой музыкант – ремесленник, Бах вносил молодое рвение, творческий пыл и фантазию, непривычные для служебных норм протестантской церкви. Смелость музыкальных исканий служили причиной столкновения композитора с начальством.

В Арнштадте Баху впервые пришлось иметь дело с косными церковными чиновниками, с ограниченными немецкими бюргерами. Жизнь его в этом городе сразу осложнилась мелочной, отвратительной войной, поднятой мещанством против дерзкого гения, тревожившего его сонный покой. Росло взаимное недовольство, а с ним и охлаждение Баха к своей официальной работе. Тем более сильна была потребность в освежающих новых художественных впечатлениях. Так возникла мысль о путешествии в город Любек, где давал концерты на органе знаменитый немецкий композитор Дитрих Букстехуде. Осенью 1705 года, воспользовавшись предоставленным отпуском, Бах, за неимением средств на карету, отправился в Любек пешком. Концерты Букстехуде, его творчество, высокое мастерство исполнителя потрясли молодого музыканта. Всем существом он впитывал драматически яркое, виртуозное искусство крупнейшего по тому времени мастера органной музыки. Увлечённый, он забыл о своей официальной службе и вместо положенного двадцати восьмидневного отпуска пробыл в Любеке около четырёх месяцев.

В Арнштадте возвращение Баха было встречено далеко не любезно. Воспользовавшись удобным предлогом, церковное начальство подвергло своего органиста унизительному допросу, учинило над ним форменный суд с предъявлением длинного перечня проступков: Бах вводит в хоралы много странных вариаций, примешивает к хоралу много чуждых звуков и приводит тем в смущение общину; раньше органист Бах во время службы увлекался игрой на органе и играл слишком долго, а теперь после сделанного замечания впал в другую крайность и стал играть слишком коротко и т.п.

Грубый допрос, оскорбительное вмешательство в личную жизнь сделали положение Баха в Арнштадте нестерпимым. В 1707 году, после трёхлетнего пребывания здесь, Бах переезжает в Мюльхаузен и поступает на такую же должность церковного музыканта.

В распоряжении церковного органиста в Мюльхаузене был лишь старый, пришедший в негодность орган и плохо подготовленные хористы. Попытки улучшить музыкальное дело разбивались об инертность и равнодушие начальства, все усилия Баха оказались тщётными. Год потраченного времени, энергии – и в результате вынужденное прошение об отставке.

В арнштадский период Бах – исполнитель на органе и клавире – завоёвывает высоты, доступные лишь немногим; впервые даёт себя знать необычайная сила его композиторского дарования.

Историографами Баха эти годы отмечаются как годы полнейшего и всестороннего овладения техникой и *секретом* органного и клавирного мастерства, начинающейся славы виртуозы – артиста, появления первых сочинений.

Композиторскую деятельность здесь Бах начал пасхальной кантатой *Ты не оставишь души моей в аду*. Кантата, написанная для хора, солистов, была исполнена весной 1704 года, и многое в ней привело в изумление арнштадских бюргеров: необычный для культового письма драматизм, эмоциональность, смелые поиски реалистической изобразительности в оркестре.

В Арштадте появилось одно из самых ранних дошедших до нас клавирных произведений – ныне широко известное *Каприччио на отъезд возлюбленного брата*. Полная мягкой лирики и юмора пьеса – образец раннего творчества Баха.

За время короткого пребывания в Мюльхаузене среди прочих вещей Бах написал кантату, получившую название *Выборной кантаты*. Это единственное сочинение, которое при жизни композитора было напечатано и издано на средства муниципалитета. Большинство произведений Баха увидело свет лишь после смерти автора.

Снова Веймар. Бах на светской службе. Приобщение к мировому музыкальному искусству.

В 1708 году Бах снова в Веймаре на светской службе гофорганиста и придворного музыканта герцога веймарского.

В Веймаре Бах пробыл около десяти лет. Здесь впервые представилась возможность раскрыть в разносторонней исполнительской музыке свой многогранный талант, испытать его во всех направлениях: в качестве органиста, музыканта оркестровой капеллы, в которой приходилось играть на скрипке и клавесине, а с 1714 года - и должности помощника капельмейстера. Бах много сочинял для органа, писал разного рода пьесы для скрипки и клавесина, как помощник капельмейстера должен был создавать репертуар для капеллы, в том числе кантаты для исполнения в придворной церкви. Требовалось умение писать быстро, в самых различных жанрах и формах, применяясь к разным исполнительским средствам и возможностям. Для Баха это была первая светская служба, где относительно свободно можно было экспериментировать в ранее мало доступной ему области светских музыкальных жанров.

Весьма важным было соприкосновение с мировым музыкальным искусством. В веймарский период он как органный композитор достигает творческих вершин. Лучшее из того, что создал Бах для этого инструмента, написано в Веймаре: токката и фуга ре минор, прелюдия и фуга ля минор, прелюдия и фуга до минор и целый ряд других произведений.

В органном творчестве Бах опирался на давно сложившиеся традиции национального искусства, обогащённого деятельностью непосредственных предшественников композитора – Бухстехуде, Рейнкена, Бёма, Пахельбеля. У них Бах научился придавать своим творениям художественную завершённость, ясность и красоту форм, гибкость фактуры.

Ощутимые результаты принесло серьёзное изучение скрипичного искусства Италии с его блестящим концертным стилем, в котором сочеталась труднейшая виртуозная техника с пластикой выразительных кантиленных мелодий немало труда приложил Бах, чтобы овладеть новыми жанрами творческими приёмами итальянских виртуозов. С этой целью он перекладывал скрипичные концерты Антонио Вивальди для органа и клавесина; в ряде органных и клавирных фуг разрабатывал тематический материал Арканджело Коррели, Джованни Легренци, Томазо Альбинони.

Не бесследно прошло изучение французской музыки, в частности клавесинной. Уже в юные годы Бах сумел её оценить; в люнебургском сборнике произведений, переписанных рукой композитора, находятся и французские клавесинные пьесы; *Каприччио на отъезд возлюбленного брата* обнаруживает влияние программной клавирной музыки, созданной французскими музыкантами.

В Веймаре происходит дальнейшее и более углублённое освоение французской музыки. На произведениях французских клавесинистов, и в особенности Франсуа Куперена, Бах учился приёмам клавирного письма.

Одновременно с работой над жанрами органной и клавирной музыки Бах сочиняет кантаты. Помимо духовных кантат появляется первая светская кантата *Тешит меня лишь весёлая охота*. Она написана и исполнена в 1716 году. Впоследствии Бах неоднократно вносил в неё изменения (касающиеся преимущественно словесного текста) и приспосабливал к другим официальным празднествам; в конце концов, музыка кантаты перешла в духовный репертуар.

Итак, в творческом отношении Веймар для Баха – чрезвычайно важный этап. В центральной, основной области баховского искусства, в органной музыке, веймарский период – это расцвет и полная творческая зрелость. Многое из предварительно набросанного реализовалось и приобрело окончательную форму позже, когда, покинув Веймар, Бах переселился в Кётен.

БАХ – ИСПОЛНИТЕЛЬ.

Ещё юношей Бах зарекомендовал себя первоклассным виртуозом – органистом и клавиристом. По-видимому, Бах ежегодно совершал поездки в разные города Германии. Известно о его пребывании в Галле и Касселе в 1713 году. Исполненное в Касселе соло на педали вызвало изумление и восторг присутствующих. В следующем, 1714 году Бах в Лейпциге дирижировал в одной из церквей своей кантатой *Грядет язычников спаситель*, играл на органе. Феноменальный импровизаторский дар Баха – виртуоза почти исключал возможность соперничества. По свидетельствам современников, Бах мог на одну тему импровизировать в течение двух часов, развивая её в самых различных и сложных формах полифонической музыки.

Много памятных эпизодов из артистической жизни композитора приводят его биографы. Состязание с Луи Маршаном особенно часто упоминается. В 1717 году Бах был вызван в Дрезден - столицу Саксонии, где ему было предложено принять участие в концерте совместно с известным французским клавиристом. Накануне назначенного дня произошла встреча и предварительное знакомство двух клавиристов. В одном из дворцовых концертов оба играли на клавире, и в ту же ночь Маршан, опасаясь провала, тайно покинул Дрезден.

КЁТЕН. СОЗДАНИЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ СОЧИНЕНИЙ СВЕТСКОЙ КАМЕРНОЙ МУЗЫКИ.

В конце 1717 года Бах с женой и детьми переехал в Кётен. Кёренский период – относительно спокойных в жизни композитора. Обязанности “Директора камерной музыки ” при маленьком захудалом дворе принца Кётенского не отнимали много времени и энергии. В Кётене значительно изменились требования и условия творческого труда. Любимый инструмент – орган – отсутствовал; Но неблагоприятно сложившиеся обсоятельства обернулись положительно для клавирной и ансамблевой инструментальной музыки.Особенно в музыке для клавира.

В 1722 году Бах завершил работу над первым томом прелюдий и фуг *Хорошо темперированного клавира*. До того, в 1720 году появилось другое, не менее выдающееся сочинение для того же инструмента - *Хроматическая фантазия и фуга* ре минор, которая переносит в область клавира монументальность форм и драмматическую патетику органных композиций.

В Кётене написаны клавирные сюиты – Английские и Французские.

Появляются и лучшие сочинения для других инструментов: шесть сонат для скрипки соло, шесть знаменитых Бранденбургских концертов для инструментального ансамбля. Все эти творения относятся к числу выдающихся творений композитора, но ими далеко не исчерпывается написанное Бахом в кётенский период.

ОТЪЕЗД ИЗ КЁТЕНА.

Натура художника всегда неудержимо стремиться к свежим, новым впечатлениям. И очень скоро Кётен начинает тяготить Баха. По-прежнему он совершает свои артистические поездки, сопровождает принца в путешествиях, но стремление покинуть двор усиливается с каждым годом. К этому присоединились переживания и соображения личного и семейного порядка; смерть жены Марии Барбары, скончавшейся летом 1720 года в отсутствие Баха; желание дать своим сыновьям хорошее образование в большом университетском городе. Вот почему в 1720 году Бах делает попытку устроиться в Гамбурге, где освободилась вакансия органиста при церкви св. Якова.

Незадолго до того Бах был в Гамбурге и играл на органе в присутствии многих знатоков органного искусства. Монументальная фантазия, которую он импровизировал на тему духовной песни “ На реках Вавилонских”, потрясла слушателей. Престарелый Рейнкен, крупнейший из оставшихся органистов баховского времени, обратился к великому артисту со словами: “Я полагал, что это искусство умерло, но вижу теперь, что в вас оно ещё живёт”. Тем не менее прошение Баха было оставлено без внимания, а место предоставлено бесталантной и ничтожной личности (вопрос решила крупная сумма денег, внесённая претендентом в церковную кассу).

В конце 1721 года композитор женился на дочери трубача из Вейсенфельса Анне Магдалене Викельн. Музыкально одарённая, обладавшая хорошим сильным голосом, наделённая мягким и благородным характером, Анна Магдалена сделалась верным другом и помощником великого музыканта.

Намерение вырваться из Кётена не оставляло Баха. Со смертью Иоганна Кунау освободилось место в церкви св. Фомы в Лейпциге. Бах, неоднократно выстепавший в этом городе, признанный выдающийся органист и импровизатор, решил предложить свою кандидатуру. Но и на сей раз для него это не оказалось лёгким и простым. Советники магистрата искали музыкантов более “знаменитых” и место кантора сначала было предложено Телеману и капельмейстеру Граупнеру. Только после того, как оба ответили отказом, магистрат вынужден был “ удовлетвориться музыкантом среднего достоинства” и остановил свой выбор на Иоганне Себастьяне. Бах долго не мог решиться на унижающие достоинство и творческую свободу ограничения. Но выбора не было. Пересилив свои колебания, он принял требования лейпцигского магистрата.

В мае 1723 года Бах был утверждён кантором школы св. Фомы и переехал со своей семьёй в Лейпциг.

ЛЕЙПЦИГСКИЙ ПЕРИОД.

ШКОЛА СВ. ФОМЫ. БАХ – КАНТОР.


Для предназначенной Баху роли он был слишком честен, простодушен и … гениален. Разногласия казались неизбежны, и они действительно не замедлили обнаружиться.

Как кантор певческой школы при церкви св. Фомы Бах обязан был обслуживать силами школы главные церкви города, нести ответственность за состояние и качество церковной музыки. Но когда Бах приступил к своей должности, школа находилась в состоянии полного развала и упадка.

Бах решает внести в магистрат “в высшей степени необходимый проект хорошего обслуживания церковной музыки вместе с беспристрастными рассуждениями об упадке сей последней ”. В этом документе он с горечью и едва скрываемым возмущением описывает состояние музыкального дела, его материальные условия.

Преодолеть скупость и косность лейпцигских заправил Бах был не в силах. Зато на “ строптивого” кантора ополчилось всё чиновное начальство. “Кантор не только ничего неделает, но не хочет на сей раз давать объяснений ”. Решают, что “кантор неисправим ”, и, что в виде наказания следует снизить ему жалованье и перевести в младшие классы.

Обстановка в школе св. Фомы изменилась с появлением в 1730 году нового ректора, образованного филолога Гесснера – большого почитателя музыки Баха. Гесснер поддерживал лейпцигского кантора и старался отвести от него бесчисленные неприятности. Но этот сравнительно светлый период длился недолго. В 1734 году Гесснера сменил другой ректор, Эрнести,- невежественный педант, который не гнушался никакими средствами, чтобы оскорбить достоинство не в меру гордого кантора.

В поисках способов оградить свою независимость, Бах решил добиваться звания придворного музыканта курфюрста саксонского. Надеясь на высочайшее покравительство, он послал в Дрезден с этой целью написанные две части си – минорной мессы.

Кроме мессы, Бах написал для Дрездена ряд кантат специально для королевских празднеств и торжественных дней. Но “светлейший” курфюрст Фридрих Август Саксонский, прославившийся своим беспутством и безумной расточительностью, был слишком “занят”, чтобы снизойти к прозьбе скромного кантора. Больше трёх лет пришлось дожидаться королевской милости, и только в конце 1736 года желание Баха осуществилось; он получил звание придворного музыканта саксонского курфюрста. Однако, связанные с этим надежды не оправдались, и звание придворного музыканта не принесло с собой сколько – нибудь ощутимых результатов.

АРТИСТИЧЕСКАЯ И ТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.

Тяжесть положения Баха несколько скрашивалось артистическими успехами. Издавна завоёванная слава несравненного виртуоза на органе и клавире доставляла ему новые триумфы, привлекала почитателей и друзей, среди которых были такие выдающиеся люди, как композитор Гассе и его знаменитая супруга – итальянская певица Фаустина Бордони.

В 1729 году Бах, став во главе общества, с увлечением отдался работе, свободной от назойливого вмешательства и постоянного контроля. Он выступает в качестве дирижёра и исполнителя в публичных концертах, которые устраивались в различных общественных местах. Новая форма музыкальной деятельности выдвигала и новые творческие задачи. Нужно было создавать произведения, сообразовываясь со вкусами и потребностями городской аудитории. Для выступлений Бах написал огромное количество разнообразной музыки; оркестровой, вокальной. В ней много выдумки, шутки и изобретальности.

Должность Баха – кантора школы св. Фомы, обязывала к интенсивной работе и в области церковной музыки. Большая часть написанных сочинений относятся к первым пятнадцати годам пребывания в Лейпциге. Крупное вокально – инструментальное произведение, которым Бах дебютировал в Лейпциге в 1723 году, была величальная оратория для пятиголосного хора, солистов и оркестра. Почти одновременно Бах заканчивает начатые в Кётене *Страсти по Иоанну*. Вслед за первыми появляются другие великие творения: *Траурная ода* (1727 год), *Страсти по Матфею* (1729 год). Пять годовых циклов духовных кантат (без малого 300 произведений) также написаны в Лейпциге. Весь этот колоссальный труд достойно венчает месса си минор, завершённая в 1738 году.

Своим чередом шла работа над инструментальной музыкой. Окончательную отделку получает первый том прелюдий и фуг *Хорошо темперированного клавира*. Как итог многолетнего экспериментирования над жанром сольного клавирного концерта появляется *Итальянский концерт*. Бах хотел подчеркнуть приоритет итальянцев в создании жанра концерта, выразить своё уважение к итальянскому инструментализму.

В начале 14 – х годов Бах вновь вовзращается к проблеме клавирного полифонического цикла – прелюдии и фуге – и создаёт второй том *Хорошо темперированного клавира*, попутно пишет *Гольдберговские вариации* . Перечисленные произведения этого времени – самые ищвестные – занимают центральное положение в творчестве композитора.

В последнее десятилетие жизни заметно падает интерес Баха к общественно – музыкальной деятельности. В 1740 году он отказался от руководства Collegium Musicum; не принял участия в основанной в следующем, 1741 году новой концертной музыкальной организации. Понемногу рвались слабые нити, которые ранее связывали его с некоторыми музыкальными деятелями, представителями науки и искусства. Единственным оплотом, спасавшим его от одиночества, была собственная семья: верный и испыианный друг – жена Анна Магдалена, сыновья и несколько любимых учеников.

ДЕТИ ИОГАННА СЕБАСТЬЯНА

Дети Баха отличались редкой музыкальной одарённостью; с юных лет они владели игрой на нескольких инструментах, а дочь и жена к тому же обладали хорошими голосами. Для этой своеобразной капеллы Бах специально сочинял различные вокальные и инструментальные ансамбли.

Сыновья Баха ещё при жизни отца сделались великими музыкантами и сумели занять почётное положение. Вильгельм Фридеман был органистом в Дрездене; Филипп Эмануэль занимал должность придворного музыканта Фридриха 11 в Берлине, а затем директора церковной музыки в Гамбурге; Иоганн Кристоф Фридрих находился в Бюккебурге на придворной службе в качестве камерного музыканта; Иоганн Кристиан – органист собора в Милане, потом капельмейстер придворной капеллы в Лондоне. Сыновья Иоганна Себастьяна, так же как и другие воспитанные им музыканты, из числа которых вышло немало серьёзных профессионалов, свидетельствуют о его таланте педагога.

БАХ – ПЕДАГОГ.

Много времени и внимания Бах уделял созданию педагогической литературы. С деятельностью педагога связано появление прелюдий для начинающих, инвенций и многих других клавирных пьес. Очаровательные миниатюры, шедевры клавирного искусства служили вспомогательным материалом для изучения и исполнения на клавесине многоголосной музыки, для постановки руки и других педагогических целей. Сборники этих пьес, от маленьких прелюдий до прелюдий и фуг *Хорошо темперированного клавира*, - школа игры на клавире, охватывающая все степени трудности. Также нельзя преуменьшить ценность нововведений Баха в апликатуре.

Педагогическая деятельность Баха, тек же как композиторская, при жизни не получила должной оценки. Даже после его смерти в том же магистрате раздавались недовольные голоса:”Школе нужен был кантор, а не капельмейстер ”, ”г. Бах был, несомненно, большим музыкантом, но не учителем ”.

ПОСЛЕДНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

В последние годы жизни Бах – художник всё больше уходил в себя и, погружаясь в недоступный для окружающих мир музыкально – филосовских идей, стремится как бы отгородиться от жестокой деёствительности. Но и искусство его тех лет, недосягаемое по мастерству, теряет долю тепла и человечности.

*Музыкальное приношение* , *Искусство фуги*- две серии полифонических пьес. Вних проблема полифонического мастерства разрешена с предельным для этого стиля искусством. Бах всесторонне демострирует технические возможности, которыми располагает контрапункт, полифонические форму, фуга. В *Искуссте фуги* мастерство достигло того высшего предела, дальше которого оно не могло уже развиваться, но на этом прервались великие дерзания, оборвался трудовой путь художника. Последние годы жизни композитора были омрачены серьёзной болезнью глаз. После неудачной операции Бах ослеп. Но и тогда он продолжал сочинять, диктуя свои произведения для записи.

Смерть Баха, последовавшая 28 июля 1750 года, не вызвала сколько – нибудь заметного отклика. В наши дни надгробная плита в церкви св. Фомы, куда были пренесены останки великого композтора, - место постоянного паломничества огромного числа людей, преклоняющихся перед могучим гением Баха. Печально сложились судьбы жены и младшей дочери Баха. Анна Магдалена десять лет спустя умерла в доме призрения для бедных. Млажшая дочь Регина влачила нищенское существование. В последние годы её тяжелой жизни ей помог Бетховен.