Наступим ли на русские мины?



Россия, недавняя опора Всемирного совета мира и генератор антизападного мирного движения, ни за что не хочет допустить запрета противопехотных мин. Такой вывод напрашивается, если проследить за ходом борьбы сторонников (!) и противников этого орудия смерти в соседней стране.

В лагерях как соколов, так и голубей вызвало замешательство только что высказанное президентом России Борисом Ельциным на Совете Европы в Страсбуре утверждение, что Кремль принципиально готов ратифицировать конвенцию, запрещающую мины для подрыва пехотинцев. Очевидно, во Франции Ельцин в очередной раз так увлекся ролью властелина великой России, что подслащенные возвышенной миролюбивостью голоса партнеров по переговорам заставили его забыть о настроениях доморощенных милитаристов и ура-партиотов. В результате на президентский аппарат и его пресс-секретаря снова ложится трудная задача сделать более расплывчатыми контуры заявления президента. Во-первых, напоминают кремлевские контрпропагандисты, Ельцин не назвал никаких сроков, когда Россия могла бы присоединиться к конвенции или собирается отказаться от использования этого печально известного орудия убийства. Во-вторых, чтобы обсуждать какие-либо запрещения или конвенции, должны созреть "все необходимые условия".

Почему же в Москве множатся энергичные попытки не только перечеркнуть официальные слова главы государства, но даже горячо отстаивать эти мины и со всей категоричностью требовать для них права на существование (!?) и продолжения их смертельной деятельности? Ответ: недалек декабрь, когда почти сто государств мира собираются заключить в Оттаве договор, запрещающий экспорт и использование противопехотных мин. Высказанное Ельциным в пылу антиамериканского превосходства ("Мы не нуждаемся в каком-то дяде со стороны") намерение добиться присоединения России к этому документу даже в том случае, если США воздержатся от такого шага, вызвало эффект, противоположный задуманному. Когда разговоры доходят до конкретных дел, то даже идеологи паневропейской лидирующей роли России спохватываются, что именно ими самими критикуемые линии раздела в Европе все же необходимы.

Особенно красноречива позиция, господствующая в Министерстве обороны России: отказ от противопехотных мин подорвет оборонный потенциал России (!) (Коммерсантъ Daily, 11.10.97). Аргументы противников сокращения вооружений звучат довольно лицемерно: "Мины - один из самых дешевых видов оружия и Запад, желая запретить их нам, хочет ослабить нашу оборону". Не будет мин - не будет надежных границ; не будет мин - останутся незащищенными атомные станции и химические заводы. Государства, громче всех требующие запрещения мин (Германия, Бельгия, Австралия, Нидерланды), сами никогда их не производили и это не скажется отрицательно на их экономике и т.д. По сути, незачем рассматривать самые разнообразные предлоги для сохранения созданных для уничтожения людей мин, придуманные милитаристски мыслящими и живущими в постоянных подозрениях людьми. Понятно, что с подобным отношением России не удастся достичь столь желанной и четко подтвержденной в Страсбуре цели - восстановить бывшие позиции Москвы в Европе и завоевать новые. Присуждение в нынешнем году Нобелевской премии мира организации Международная кампания по запрещению мин (ICBL) наглядно продемонстрировало стоящие перед Европой ориентиры ХХI столетия. Хотя в багаже Бориса Ельцина тоже имеются мирные инициативы и договоры о взаимной безопасности, его уподобление апологетам мин в случае отрицательной позиции по этому вопросу России перечеркнет даже ничтожные шансы на Нобелевскую премию, от которой хозяин Кремля не отказался бы.

Государственная дума России предыдущего созыва признала состояние национальной безопасности державы неудовлетворительным. Не придется удивляться, если тезис о необходимости мин все более активно начнет отстаивать нынешняя дума и российская "национал-патриотическая" оппозиция, считающая, что военный паритет между Россией и Западом нарушен. Если уж ей кажется, что смертельный удар по безопасности России может нанести ратификация второго договора между Москвой и Вашингтоном об ограничении стратегических вооружений (SBL-2), то сохранение противопехотных мин покажется противникам нынешней кремлевской администрации вдвойне важной обязанностью. Они прикинутся ничего не знающими о благородных обещаниях постепенного разоружения. Тем временем для грибников и ягодников в российском приграничье опасность нарваться на мины может означать риск для жизни во имя ничтожного дополнительного заработка.

Автор: Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha